• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:10 

"Об небо нельзя разбиться".

Меня ни кто.
Не удержит.
Меня ни кто.
Не услышит.
Все будут смотреть, слушать, кивать, и ни кто не поймет, что не приветствует меня, а прощается со мной.

Вы двое поймете,
если что....
Это меня успокаивает, перестает быть страшно.
Вы удержите, вы услышите.
Все будут смотреть, кивать, и ни кто не поймет, кроме вас двоих, что нельзя прощаться со мной, не надо...

23:42 

Но, это будет тогда, когда ты вернешься...

12:57 

Все плавится, все горит, сгораю сама.
Мне подарили замок в лесу у реки. Мне подарили оружие.
Времени бы, подарите мне время.

01:15 

Вчера я все простила тебе, весь этот кошмар.
Но я не прощу тебе твоего небытия.
Прыгнешь ты, прыгну и я. Только ты полетищь в одну сторону, а я - вниз.

20:37 

Ты меня бесишь!
А я тебя ненавижу и не могу уже не любить.

09:51 

Этот ужас когда-нибудь кончится?

17:32 

Я отдам тебе душу, герой,
Если ты спасешь мою совесть.
Если смоешь с рук моих соль,
Если сможешь посыпать их кровью…

Если нужно, я отдам тебе даже тело,
Анатомия мне поможет справиться с болью,
Только знай, что это не благодарное дело:
Быть благородным,
Упиваться своей главной ролью.

00:09 

Прости меня за молчанье,
за киловаттное недогоранье,
за многочасное недосыпанье,
за 45 депрессивных стихов.

За то, что глаз утонул в акварели,
за то, что мой день рожденья в апреле,
за то, что секс неприемлю в постели,
за бред моих наркотических снов.

Прости мне мое откровенье,
не девичье поведенье,
и сердце, где нет всепрощенья
и нет утешительных слов.

12:18 

мОзги есть - ума не надо.

18:21 

"Осень, ты уже мертва" (с).



15:31 

....................................

Слова приобретают смысл многоточий.
С точек все начиналось, точками все заканчивается.
Уже многих нет в моей жизни. Кто-то умер.
Кто-то умер для меня.
Для кого-то умерла я.
Но, для себя, "я буду жить", так, кажется, пел Дельфин.
Хотя для себя я жить не умею.
И, покуда есть хоть кто-то, буду жить для кого-то...

20:21 

После дембеля:

Царапая себя во сне,
нахожу, что в таких условиях мои ногти не сочетаются с моей шеей.
Что-то одно стоит укоротить в угоду другого.
И еще усечь волосы.
И присечь все разговоры.
И стать друг-другу яснее.
Осталось только стереть пыль ожидания, отомстя всем поверхностям и плоскостям.
Во мне самой это качество пыли - стремление на чем-нибудь осесть.
По цвету поверхности понимаешь: новые времена.
По сверканию звезд - что жалость отменена.

23:02 

Несомненно, все это кончится...
Скоро, и не факт, что красиво.
Сердце - резервуар одиночества,
память становится фрагментом пунктира.
Расширяя себе пространство для взгляда
ограниченное занавеской и полночью,
Выводишь глаза под обстрел обстоятельствам,
упиваясь кофейной горечью.

23:16 

Следующий день там же.

Стихи с кровью непрокатили. Разрез, сука, затянулся.
Посекли Кс. второй раз, поверх первого.
Уже безкровно.
К шести "вагонам" прицепили еще два дополнительных, демедрольных.
Осталось ожидать прихода поезда, который всегда прибывает без опозданий.
Я всегда безошибочно чувствую момент его приближения.
а девочка рядом читает "Мареновую Розу".

19:17 

В ИКБ №1

Заплеванная кровью книжка, подаренная тобой на НГ - единственный мой собеседник, могущий меня услышать.
Я повествую ей о том, что написал в нее Иосиф Б.
Шепчу ей, терплю.
Она слушает, мокнет и тоже терпит.
Мне нельзя молчать, врачи сказали, что нужно теперь постоянно говорить, что бы рана не зарастала, как можно дольше была открытой, и, если порез затянется, буду оперировать заново.
А мне нечего говорить. Некому, да и не слышно совсем.

18:49 

Хочу.

Возвращаться страшно. Страшно себя ощупывать и искать потери. Особенно лицо внушает тревогу, ибо стоит дорого!!!
На это раз все цело, не выбито, не сломано.
Удачного приземления, Кс.!
Оклемалась. Подумала: "А чего это я так неудобно расположилася тута"?
И совсем не комфортно было этому телу лежать в сухой ванной, в изломанной позе, с неестественным изгибом шеи и свисающими наружу ногами!)
Гематома не затылке обещает развиться в достойное продолжение и без того большой черепной коробки, что гаромонично дополнит и подчеркнет в дополнении ко всему, мой поюзаный вид!

..сладких апельсинов,
..рассказов...,
..убить соседей...


11:18 

Давайте на миг представим, претворимся,
что телу совсем не больно!
Ведь все это обычное состояние
в осенне-зимнее время года.

В опасность жизни теперь не стоит верить!
Все пропито, осталось пропить только печень,
И отравить напоследок никотином легкие,
Поставив вере, любви и надежде свечи...


20:57 

Штирлиц поднял глаза. Это оказались глаза профессора Плейшнера.

Под деревом, я нащла твои глаза, они лежали на подмерзшей земле, накрытые палыми листями, улыбались мне нагло и кристализировали на себе легкую корку льда.
Я наклонилась и подняла один. Я сказала: "Теперь твои глаза всегда будут со мной"!
Завернула в каштановый лист.
Теперь, твои глаза живут у меня в кармане, им там тепло, темно, иногда я трогаю пальцами их гладкую оболочку.
Наверное, в это время у тебя щиплет слизистая и ты часто смаргиваешь...

04:34 

Мысли мои убили бы тебя...

15:05 

попала в каштановый плен.

Нефть

главная